Лед на скале…

25 лет льда вместе с Patrick Gabarrou

Северная стена Игюи дю Миди

Несколько лет назад я переводил очень интересную статью из журнала «Клеттерн», думаю, она будет интересной читателям, которым не всегда понятно что такое «гулотта», «сопля», «желоб»… В общем, весьма холодная страсть…

Термин «Goulotte» имеет очень четкое объяснение в толковом словаре французского языка: достаточно наклонный желоб, по которому можно транспортировать сыпучие, текучие или пульверизированные материалы; находит применение в строительных работах; также это каменный или бетонный желоб, используемый для ирригационных целей. Это объяснение из словаря, вроде, не должно вызывать особый восторг у представителей альпинистской братии. Тем не менее, в начале 70-х достаточно было упомянуть этот термин, чтобы перенести любителя гор в мир грез.

Техника передвижения по льду на передних зубьях кошек была продемонстрирована еще Laurent Grivel в 1932 году, но только после фурора, произведенного немцами на Эйгере, они были признаны широкими массами альпинистов. Многие отточили свою технику до такой степени, что им впору было давать танцевальные представления на вертикальных стенах. Но даже самые лучшие виртуозы были бессильны, не имея в руках достойного кошкам эквивалента: держаться руками на стене было не за что.

Ретро: Гастон Ребюфа демонстрирует технику ледолазания

Но вот наступает сентябрь 1971 года, и французы Walter Cecchinel и Georges Nomine прокладывают новый сложнейший маршрут по северной стене Grand Pilier d’Angle. Улучшившееся снаряжение позволило им пройти покрытую легендами стену, на которой долгое время (после первопрохождения Bonatti в 1962 году) не было новых маршрутов. Но самое примечательное в этом событии было то, что прошли они ее по системе залитых льдом желобов, давших строительному термину «Goulotte» совершенно новое, импонирующее альпинисту, значение. Для молодых мотивированных альпинистов, толкущихся на «рынке первопрохождений», новая техника открывала фантастические перспективы для удовлетворения спортивных амбиций. Логичные идеальные линии, как например «Nordcouloir» на Дрю или «Supercouloir» на Монблан-дю-Такюл показались вдруг совершенно проходимыми и гениально красивыми. До открытия новой ледовой техники на подобные маршруты даже не смотрели. «Большие» ледовые маршруты 70-х идеально соответствовали представлению о «большом» альпинизме: линии были органично подсказаны самой природой, они выводили к вершине стены, как правило по логичной линии, продиктованной рельефом. Оказалось, что в хоженно-исхоженных закоулках массива Монблана можно находить и находить потрясающе красивые маршруты. Единственным препятствием, не позволившим альпинистам старших поколений совершить первопрохождения этих маршрутов намного раньше, было отсутствие соответствующего снаряжения для крутого льда.

Алисон Хангравис в Суперкулуаре на Монблан-дю-Такюл

Несмотря на это прискорбное обстоятельство, некоторые кулуары были пройдены еще до «ледовой революции», иногда даже не совсем добровольно! За примером не надо далеко ходить: Couloir de Gaube на пиренейской Винемалле — яркое тому подтверждение. Этот крутой кулуар был пройден из-за того, что при спуске по гребню вниз был упущен рюкзак со всей экспедиционной кассой. Пришлось проводникам под суровым взглядом клиентов спускаться и, само собой, опять подниматься по маршруту, который сегодня смело причисляется к категории «крутой лед». Кстати, если упомянуть, что происходило все это в 1889 году, то данные события получают почти героическую окраску.

Но время «Х» еще не наступило. Не наступило оно и тогда, когда Hugonnot и Marjou прошли крутой ледовый желоб на Игюи-дю-Миди, который позже назовут «Couloir Eugster». Это была такая логичная линия, что Patrick Gabarrou и Alain Nicollet совершили второе прохождение в 1973 году, будучи в полной уверенности в том, что совершают первопрохождение. Недоразумение прояснилось, разумеется, за бокалом бордо в кафе «Арбат», где «первопроходцы», празднуя свою удачу, были разочарованы годящимися им в «папочки» пионерами северной стены Игюи-дю-Миди.

Энди Паркин на Игюи-ду-Сан-Ном

Вылазки альпинистов в крутые желоба случались и ранее, к примеру, северная стена Игюи-дю-План, на которой в 1927 году Jacques Lagarde и Henry de Segogne проложили свой великолепный маршрут. Линия «Lagarde-Segogne» была знаменита под именем «Couloirs des Efforts Perdus», что в переводе на русский означает «Кулуар закончившихся сил». Во время восхождения они были просто подавлены объемами ледолазанья, самого острейшего стиля. Альпинистам, смертельно утомленным от бесконечного льда, приходилось вырубать даже лунки для колен, что бы крутизна стены не выдавила их прочь.

Франсуа Марсени на Игюи-дю-Пелерин

Новая техника открыла перед альпинистами широкое поле действия. Теперь взгляд альпиниста начал задерживаться на ручьях голубого льда, уходящих в такого же цвета шамонийское небо. Ледовые маршруты быстро доказали свое право на существование, а «Supercouloir», бросающийся в глаза каждому горнолыжнику в Валле Бланше, стал главным символом этого направления в горном спорте.

Микстовое лазание

Среди многих маршрутов, пройденных благодаря революции в ледовой технике, есть абсолютно легендарные линии, например «Nordcouloir», пройденный Walter Cecchinel и Claude Jaeger на Дрю в 1974 году. Не менее знамениты имена Jean-Marc Boivin и Patrick Gabarrou. Сначала они ходили отдельно друг от друга, но слившись в одну команду, подарили миру массу блестящих маршрутов. Их триумфальный марш начался в 1975 году с легендарного «Supercouloir». Также новые маршруты на Игюи-Дрот и на Игюи-Верт они прошли одной связкой. На стене Игюи-дю-План Gabarrou впервые опробовал жало инструмента, выкованное в форме банана — гениальная новация, актуальная и сегодня.

И снова Игюи-дю-Миди, Шамони

Массив Монблана вновь становится целью именитых альпинистов. Формы рельефа с массой залитых льдом трещин и желобов позволяет проявить изрядную креативность в выборе маршрутов первопрохождений. И вот в 1980 году рождается новое поколение маршрутов, необычных по своему характеру и стилю. Patrick Gabarrou и Francois Marsigny совершают первопрохождение по километровой южной стене Barre des Ecrins — самого южного альпийского 4-тысячника. Они проходят длиннейший замерзший водопад на высокогорной вершине. Под эту категорию подпадает также и «Supercouloir», пройденный двумя годами раньше на южной стене Grandes Jorasses.

В 1980 году был пройден самый высоко расположенный водопад в Европе: Grassi и Konsorten проходят Grand Couloir du Freney. Поиск логичных линий приводит альпинистов на величественную южную стену Монблана. Пройденный Patrick Gabarrou и Pierre-Alain Steiner маршрут «Hyper-Couloir du Brouillard» стал настоящей классикой. Венцом развития подобного стиля признанно считается маршрут «Dom» (Gabarrou-Marsigny) на юго-восточной стене Мон-Мауди. Этот 700-метровый маршрут, состоящий из комбинации желобов и водопадов, очень редко бывает в подходящем для прохождения состоянии и считается коронным во всем массиве Монблана.

Одно объединяет все маршруты, экспонированные в южном направлении: нужно обладать невероятным чутьем и огромным опытом, чтобы вычислить идеальный момент для их прохождения — они очень быстро превращаются в растаявшую сказку. Пара теплых дней, и маршруты стаивают с лица земли…. то есть, в этом случае — с лица скалы. Не раз выдающиеся альпинисты оказывались в идиотской ситуации: в кошках перед сухими южными стенами.

Долгое время лед был коньком британских альпинистов. Уже не один десяток лет они практически живут на туманных, покрытых тонкой ледовой глазурью стенах Бен Нэвиса. Здесь постоянно все меняется, натуральный лед сменяется тонкой ледяной глазурью, снежные пассажи — толстыми слоями крепкого инея и трещинами, заполненными замерзшим мхом. И то, что у нас называют «Dry-Tooling», считая это нечто очень модерновым, практикуется там уже не одним поколением альпинистов. Замечу на полях: и в Европе тоже. Лучший тому пример — Josef Knubel, прошедший восточную стену Игюи-дю-Грепон, чисто скальный маршрут, во время прохождения которого он заклинивал клювик в трещинах и за счет этого проходил сложные участки. Давно известно, что условия на маршруте диктуют стиль прохождения. Некоторые стены, чисто скальные по характеру, превращаются весной в комбинированное эльдорадо для ледолазов.

Как всегда, в роли пионеров от альпинизма выступили британцы. Именно они принесли моду на комбинированные маршруты на большие шамонийские стены. В 1979 году во время первого зимнего прохождения Rebuffat-Terray, чисто скального маршрута на северной стене Игюи-дес-Пелеринс, Alan Rouse и Rab Carrington применили кошки и инструменты для прохождения забитых льдом трещин. Чуть позже Andy Parkin и Therry Renault прошли в том же стиле Lesueur на Гран-Дрю.

Своим первым маршрутом в подобном стиле Gabarrou называет «Fantasia per a Ghaccatore», пройденный им в 1989 году на перевал Кол-Мауди. Узкие кулуары, тонкий лед, сменяющийся скальными участками, характеризуют и последующие первопрохождения из этого периода. Медленно, но неумолимо наступает эра микстового лазанья, главным апологетом которого в то время стал Mаrc Twight. Он вышел на арену и стал мгновенно известен благодаря своим сумасшедшим миксовым линиям, но и в немалой степени за счет своих провоцирующих статей в специальной периодике. Его маршруты «Birthright» на Гран-Шармоз и «There Goes the Neighborhood» на Игюи-сан-Ном принадлежат к высшего класса и высшей сложности линиям в Шамони. Правда, в виду невероятно быстрого развития ледолазанья и микста, эти маршруты уже потеряли ауру «сверхчеловеческих». С тех пор как миксовый альпинизм был признан широкой восходительской общественностью, перед альпинистами вновь расстелились поля необозримой целины! И это в массиве Монблана, где альпинизмом люди занимаются уже не первое столетие. Мода на микст идет по окружающим Шамони стенам бодрым шагом. И не удивительно, что Patrick Gabarrou принимает в этом активнейшее участие. Подтверждением этому служит его новейший шедевр «Sonam» на Енвер-дес-Игийс.

25 лет прогресса поменяли технику ледового альпинизма до неузнаваемости, и это не только в области экстрима. Новые веяния, безусловно, влияют и на классический альпинизм. Благодаря тренировкам на водопадах и постоянному улучшению снаряжения, уже многие альпинисты в силах ходить культовые комбинированные маршруты 60-70-х. Количество повторений крутых линий на Игюи-Корт и Игюи-Дрот увеличилось взрывным образом. То, что раньше могли единицы, сегодня доступно многим. Применение двух инструментов и модерновых кошек позволяет проходить практически любой ледовый рельеф. Сегодняшний альпинист играючи проходит пассажи, на которых раньше шла борьба за равновесие и способность к прохождению обуславливалась «толщиной нервов». Но и с самым потрясающим снаряжением журавля с неба не достать. Как и раньше, человек в горах должен обладать опытом, выдержкой и волей. Он должен приспосабливаться к условиям, ожидающим его на маршруте. И тот факт, что даже большие альпинисты часто вынужденны отступать, говорит о том, что на замерзшей влаге гранитных стен нас ждет неповторимое приключение по имени АЛЬПИНИЗМ.

kis

Запись опубликована автором gaugin в рубрике Альпинизм, История, Ледолазание. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Об авторе gaugin

Инструктор DAV: квалификация "высокогорный альпинизм" (Hochtouren), квалификация "альпийское скалолазание" (Alpinklettern), квалификация "лавиноведение" (Lawinenqualifikation). Более 100 дней в году в горах, на маршрутах и курсах. Председатель "DAV Club Russland". В свободное время охотно работаю гидом на необычных горных проектах. Хобби - b.a.s.e и парашютный спорт.

Добавить комментарий